Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

Лук

"Чиполлино был сыном Чиполлоне. И было у него семь братьев: Чиполлетто, Чиполлотто, Чиполлочча, Чиполлучча и так далее – самые подходящие имена для честной луковой семьи. Люди они были хорошие, надо прямо сказать, да только не везло им в жизни.


Что ж поделаешь: где лук, там и слезы." (с) Джанни Родари



Засады журнала (Упдате):


Collapse )



Катетерий после катедры здесь: http://bitter-onion.livejournal.com/

Рачья-Собачья, або Надо помнить


Десакрализация памятных дат — естественный процесс. Вымирают участники и свидетели, затем их потомство, и в итоге вчерашний праздник превращается в день битвы на Куликовом поле. Кто его помнит? А день победы над Наполеоном без гугля слабо? Отож.


Поэтому остаются только праздники, поддерживаемые действующим культом — типа Дня Рождения Иисуса. Остальные же собираются как морковка в тематические пучки и празднуются оптом.

Collapse )


День рождения Диззи Флорес

Я хочу поздравить рядовую звездной пехоты Диззи Флорес с днем рождения, и сказать ей эти слова.


У нас все было через жопу, как на любой войне.


Отсутствие координации, мои постоянные травмы, шо пороблено, алкоголь, твои попытки поговорить и мой звериный оскал и монитор, откуда лилось говно, и надо было затыкать его собой. В семь утра ты, сонная и растрепанная, с пухлыми губами и рыжей короной волос выходила на кухню, и спрашивала — кофе или чай? - а я там уже добивал очередную кремлевскую сатану на пятнадцать тысяч знаков.

Collapse )



Зловолец

Я не доброволец. Моей доброй воли в этом не было.

Война выдернула меня из привычного и обжитого мира, радостного и теплого, с Краинами Мрий и тесными веселыми девчонками в мокрых вышиванках, под каштанами в Парке Славы. Шампаньолой на склонах, гитарным перебором и нырянием в ночном Днепре.

Меня призвала не добрая воля, а злоба и ненависть к захватчику. И элементарное чувство самосохранения, присущее любому живому существу. Потому что в том "рузкомире" нет места ни для меня, ни для моих любимых, ни для моих потомков.

Collapse )

Диды-переодевалы, або Маскарадость со слезами на глазах

Игрища с переодеванием издавна были любимы на Руси. Сперва они были простонародными, с переодеванием в медведей и дураков, и церковь люто критиковала «напялены личины бесовския» и пляски с дудками, как отвлекавшие от молитвы и работы, потому что в те времена молитва заменяла телевизор, а работа была работой, вместо протирания жопы и тачпада в офисе.

Но потом Русь разделилась на Русь-Украину и Россию-Московию, строгие Рюрковичи кончились, подавившись шахматами и припадошно падая головой то на папкин жезл, то на собственный ножик, наступили просвещенные романовские времена, и переодеваться начала уже знать. Сперва Петр Первый переодевался то плотником, то капитан-бомбардиром, а ко временам Матушки Государыни Екатерины Второй придворные «машкерады» стали неотъемлемой частью культуры местной элиты. Церковь попыталась возражать, но, понаблюдав за судьбой сферического протопопопа в аввакууме (да знаю я, знаю как его звали, не учите), решила не выебываться, вспомнила кто тут Помазанник Божий, и сделала на этом месте послабление. Чем больше нагрешат — тем больше покаются.
Collapse )

Георгиевское, або Снежинки вручную

Вынесу из комментов, хотя обычно так не делаю.

***
Воспоминания, связанные с горем ничуть не мешают напиться, взять гармонь и пойти в пляс.

Ты шо, на поминках ни разу не был? Ого, дружище! Кто не был на похоронах - тот не знает жизни! Там лютость рейва иногда жестче, чем на свадьбе! Вдова, понятно, скорбит, реально близкие и друзья тоже в горе. Но остальные тайно рады, что померли не они. Так и Девятое Мая в России - воевал не ты, а уже победитель. Оно кайфово было, типа ты скорбишь, типа все тебя должны жалеть и уважать, а "жалость" и "уважуха" - это базовые духовные скрепы России, и не спрашивай, почему одно другому противоречт по сути.
Collapse )

День победы здорового человека, або За шо деды воевали.

До обеда мы спали как тюлени, воткнувшись пятаками друг в друга. Потом я проснулся первым, и пошел курить на желтый от солнца балкон. Сонная фурия тут же сделала «постельнаш» и развалилась по диагонали. Я решил не поднимать международный скандал, и на цыпочках пошел мыть морду мылом.

Потом мы варили кофе. Потом мы его пили. Потом я писал кусок для детской повести, а фурия, лежа на пузе, грызла печенье и тарабанила с нетбука в интернете. В интернете какие-то злые люди ругались и обижали фурию кружевными трусиками. Фурия их ответно унижала байковыми панталонами.

Потом я пошел в магазин, но забыл, зачем пошел, але на всякий случай купил воды и иностранный грейпфрут, размером с волейбольный мяч. Воду мы выпили, а грейпфрут закатили в рефрижератор, и забыли о нем (кстати, почему 86% кацапов называют грейпфрут «гейфруктом?» 160 лет со дня рождения Фрейда).
Collapse )

Первое Бельтайна, або Цирроз идеи

Сейчас, конечно, времена другие – уже нет той прекрасной первобытной, зилотской люти, с которой Пасха праздновалась раньше. Когда по количеству человеческих жертвоприношений, светлый праздник Воскресенья Христова приближался к ацтекскому Дню города Теночтитлана.

Оголодавшие во время поста и от бедности прихожане набрасывались на еду и бухло с такой яростью, что количество завернувшихся кишок измерялось верстами, погосты ломились от новопреставленных, а митрополиты тщетно взывали к пастве, требуя соблюдать умеренность в разговении. Конечно, уже нельзя было пьяным замерзнуть в снегу, как на Масленицу – зато можно было утонуть или наебнуться с колокольни. Как известно, умереть на Пасху – все равно что умереть во время хаджа – это сразу билет в рай. А как хороши были диды, которые стенка на стенку воевали с соседней деревней! Поля засеивались выбитыми зубами так, что сам Ясон бы позавидовал.

А все потому, что перестали поститься православные, захожане невоцерковленные, и не стало контраста между чистыми Добром и Злом в жизни, от которого так штормит верующие организмы.

Collapse )

Девятое шаббата

Шалом бендерам, машингверы жыдам. С прошедшим мимо всех праздником – Днем Победы. В эти славные дни юбилея Победы жыдобендеровский народ как никогда показал свою сплоченность и верность традициям закаленного боевого братства.

Потому шо если хунты из Бендерстана перенесли празднование на 8 Мая по свидомым соображениям, то сионисты из Жыдостана, чтобы ни с кем не обострять, очень кстати вспомнили шо девятого мая шаббат – а шаббат это святое. И тоже перенесли День Победы на день раньше.

Жыды, хихикая, бродили по Иерушалайму с "георгиевскими ленточками" на лапсердаках, но по бендеровскому календарю. Ну, типа с елкой на Восьмое марта И охуевшие русо-туристо даже не знали, как это понимать – как знак солидарности с мокшанским народом-победителем, единолично победившим фошызм с помощью харьковского танка Т-34, или как тонкий одесский юмор?

- Так завтра же!- говорили растерянно русо-туристо местным жыдам.
- Слушайте, шо вы опять начинаете за рыбу деньги? – отвечали вредные жыды, - Мы же не учим вас в какой день Пасху праздновать? Так шо вы к нам прицепились со своим Днем Победы? Ко мне и так уже ваша ленточка прицепилась – вот, смотрите. Хожу, праздную, никого не трогаю. Идите и вы, гуляйте себе, дыхайте свежим израильским воздухом и шоб вы булы здоровенькие.

Collapse )

Как мы с Аксиньей и Прасковьей Новый Год встречали

Новый Год мои рабуськи Прасковья и Аксинья ожидали с нетерпением.

Нарезали из туалетной бумаги снежинок, а еще нарисовали снежинки зубной пастой на окнах. Пальцами. И дописали «С Новым Годом!» Но, поскольку рисовали на стеклах с наружной стороны, (чтобы паста скорее замерзла и не отколупывалась), и сохраняли луганскую грамматику, получилось что-то про «!мордор мне в нос» - не дословно, но как-то похоже.

Я сразу сказал, что елки не будет. Потому что дорого, негде ставить, и все равно потом выкидывать. Девки стали хлюпать носами, но я сказал – нет. Ни к чему это баловство. Да и игрушек у нас дома нет, все отправили бойцам в зону АТО. Им там нужнее.

Ну и стал наряжаться на бандеровский корпоратив. Френч, сапоги, кепка-бандеровка, все как положено. Рабуси мои тоже куда-то собираются. Аксинья щеки буряком нарумянивает, Прасковья портянки мотает. «Куда намылилось, рабство?» - спрашиваю. «За водой на Днепр».

И я не почуял неладное, старый дурень.

Collapse )