Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Четыреста лет одиночества (тизер)

- У нас три новости, - сказала Файвери. - Одна хуевая и две еще хуже. Тебе с какой начинать?

- Давай с хуевой. Пусть хоть день нормально начнется. - ответил полусонный Люк, вытирая лицо влажной салфеткой. - Те что хуже оставим на потом.

- Твоя дочь хочет замуж.

- Какая из них?

- Какая тебе разница. Типа ты их различаешь. Какая-то дочь.

Collapse )

Четыреста лет одиночества (парт фо)

- А ну, дыхни! - строго сказала Файвери.

- Ха!

- Не в себя, а из себя.

- Ха!

- Что, опять?

- Да что опять! - обижено сказал Люк - Ничего я еще не пил. У меня одна бутылка молдаванька на весь этот космический корабль, и то не полная, и лететь еще семьсот лет.

- Еще не пил? А когда собираешься?

- Помнишь какой сегодня день?

Collapse )

Кроманьонцы и неандертальцы, або Расходимся

Во-первых, сразу идите нахуй со своими неандертальцами и кроманьонцами. Кирилл Юрьевич! Я ходил на ваши лекции по автокатализу и абиогенезу! Какой же я неандерталец? Я только когда бухой, тогда неандерталец, а так вполне кроманьонец. Попросите убрать это фото из российских школьных учебников по биологии.


Collapse )

Президент Ланнистер, або Конь в сенате

Художественное сравнение используется не только для краснобайства, а для того, чтобы как-то разъяснить третьей стороне сенсорный опыт, который ранее был ей незнаком, при отсутствии ближайших аналогов для сопоставления.


Если кто-то читал Гаррисона, то помнит, как волосатый первобытный неандерталец-парамутан объяснял такому же первобытному, но трезвому охотнику-кроманьонцу Керрику удовольствия от употребления «огненной воды».


- Это так же хорошо, - говорил парамутан, - как есть свежую печенку, лежа на женщине.

Collapse )





Острый эксперимент, або Сто дней


Есть такое определение - «острый эксперимент». Ввели его Стругацкие, если я не ошибаюсь. Суть проста — это эксперимент, последствия которого могут значительно превозойти сумму полученных в результате его проведения знаний.


В бытовом плане это, например, засунуть себе лампочку в рот. Или уронить трехлитровую банку нитроглицерина. Безусловно, какие-то новые пласты мироздания при этом откроются — но ну его нахуй так экспериментировать.


Collapse )


Протокол, або Люди и твари

Протокол начинается с того, что у солдата отнимают оружие. Любое. Дальше ему может быть так больно, что он начнет стрелять куда попало. Поэтому изымается автомат, гранаты, холодняк. Этим обычно занимемся не мы, а побратимы. Уже они доносят до эвакопункта разоруженного воина.


Потом снимается броня, чтобя параемед мог добраться до органов. Потом парамед режет всю одежу, начиная от шнурков берцев, и догола. Надо осмотреть все тело. В итоге перед тобой лежит голый человек. Пятнадцать минут назад он был бронированным упырем, упертым в ДШК, а сейчас не может поднять руку. Если у него хуй — он предположительно самец, а если пизда — то жиночка.


У нас все воюют. Дамы тоже.


Дамам еще труднее. Им даже пописять в кошмарных армейских туалетах — это проблема. Стоишь, куришь на площадке Башни, медициночка идет по нужде, и просит тебя постеречь вход. Потому что с площадки простреливается вход в туалет. А она же девочка. Ей просто так трудно.


Канал ICTV снял комнату в Марике, где мылась морская пехота. Ключа нет, просто надо знать код. И я туда залез, а мне настречу из ванной вышла морская пехотиночка, одетая в один автомат.


Потом она меня отпаивала чаем и говорила «да ничего страшного, со всеми бывает».


Соотношение силы и слабости — оно сильно зависит от ситуации. Но когда заведомо сильный встречается с заведомо слабым — он проявляет человечность. Если исход матча понятен заранее - то зачем гордиься медалями?


Самые беспомощные — это раненые. Какими бы они ни были крутыми до получения фрагмента в пузо.


Если это зеленый статус, то есть он в сознании и говорит с тобой, то надо поддерживать разговор. Потому что осознание собственной беспомощности может убить воина быстрее, чем пуля. Он только что был капитаном, а сейчас восемьдесят кило организма, в которое надо попасть тонкой иглой. А он все рвется командовать своей ротой. Он даже не понимает что с ним случилось.


Он только что крушил сволочь из крупнокалиберного, а сейчас завернут в двустороннее термоодеяло, и у него даже трусов на себе нет. А ты, вкалывая ему в жопу антишок, должен помнить - он временно такой, он на самом деле может быть лучше, чем ты. Если тебе прилетит — все, ты уже нихуя не писатель, не блогер и не солдат, и это тебя замотали в фольгу.


Сломанный Ахиллес или павшая с небес валькирия. Въебавшаяся в грунт, разбившая двигатель и оба крыла


И русские тоже, да. Он наемник, вчерашний отпускник из российской армии. Но он голый и разоруженный. И его ветошь, с документами, пропитанная кровью сложена в кучу в углу эвакуатора, а сам он завернут в фольгу, золотом наружу.


За российским наемником, раненым в жопу (входное ответстие между копчиком и анусом, внутренний рикошет от лобковой кости, фрагментация мочевого пузыря и части кишечника), прилетели ангелы. Двадцать литров горючего от эвакопункта до госпиталя. Потом за ним прилетел вертолет, чтобы доставить из Марика в Днепр. Это горючее было куплено за ваши деньги, которые вы пересылаете со своих достатков. И он враг, да.


Почему? Да потому. Даже животному нельзя позволять страдать. Мы люди. Человеком быть тяжело. Проще быть животным. Тайра сейд - плохо ему, плохо тебе. Она говорит - тебе в принципе не должно быть лучше, чем твоем триста, или увольняйся.


Он отвоевал. Для парамеда что капитан ВСУ, что наемник из России — это одно и то же. Это голый и больной солдат Его оружие сложено, и я ему не судья. Суд будет потом, когда он выздоровеет и станет более-менее равен тебе. Голого и окровавленного, заведомо беспомощного, не судят. Выздоровеет — тогда суд.


Поэтому, когда я вижу видео издевательств гиви и моторол над нашими пленными, заведомо беспомощными, присяжными солдатами правительственной армии, я понимаю что русские не люди.


Им даже ад не положен. Ад для грешников, а грешник тоже человек. Хуевый, но человек. Бог его простит. Но бог не судит скот или изделия.


А это животные. Ну вот какой рай или ад бывает для курицы или говядины? Или для токарного станка?


И потом меня спрашивают — почему я русофоб? Да я не русофоб,  я просто за людей против животных. У меня предки были такие же, убивали мамонта  и смилодона, чтобы прокормить и защитить дочку и жену.



И никто их в этом не обвинял.



Будем мерить, або Три правила принцессы

- Разувайся.

- Зачем? - испуганно спросила Золушка. - Туфельку мерить будем?

- Не «мерить», а «примерять», - наставительно сказал Принц. - Меряют что-то, а примеряют что-то на себя. Вот сразу видно, что тебе, в качестве принцессы, еще подучиться нужно.

- А я и не говорила, что я принцесса! - запальчиво ответила Золушка. - Когда я говорила что я принцесса? Вы спрашивали, я просто молчала.

Collapse )

Романтик, або Гость из прошлого

- Ха-ха-ха! - сказал робот с прической металлической Миррей Матье, запрокидывая голову назад и дергаясь всем корпусом.

- Чего ты смеешься?, - обидчиво спросил Коля Герасимов. - Я что-то не так сказал?

- Я а-ха-ха-ха-хуел. Из-ви-ни. Так ты ро-ман-тик? Ты не хо-чешь смотреть на я-пон-ских роботов ги-та-рис-тов. Ги-та-рис-тов. Я-пон-ских! А хо-чешь на рос-сий-ский кос-мо-дром? Чест-но?

- Да. И что?

- Ты дол-бо-еб, а не ро-ман-тик. Хо-ро-шо. Толь-ко кефир ос-тавь.

- Это почему это? - подозрительно спросил Коля, прижимая к себе авоську с кефиром.

Collapse )

Считаю до трех, або Отпусти веревку, Винни

- Просто отпусти веревку и падай, - терпеливо сказал Пятачок, уже в который раз. - Какой мне смысл бегать домой за ружьем и стрелять по шарику, если результат будет один и тот же?

- Я не могу. У меня лапы рефлекторно сжались на веревке. Я не могу их разжать. Мне нужен психоаналитик или ружье. Психоаналитиков поблизости нет. Беги за ружьем, Пятак, - донеслось сверху.

- Да что ты несешь! Какой психоаналитик в лесу! Какое ружье! Пока я буду бегать, тебя пчелы съедят. Просто. Отпусти. Веревку.

- Знаешь, они как-то меньше жалить стали…

Collapse )

Почему я не утка, або Прибежище негодяев


Я все чаще встречаю цитаты о том, что «патриотизм — последнее прибежище негодяя» (с) доктор Джонсон, и что это самый простой способ получать удовольствие от совершенного другими.


Тут надо разобраться — кто это сказал, и о каком патриотизме идет речь.


Я как-то описывал семь слоев персональной экосферы, где первый уровень, можно сказать омфалос, «пуп земли» — это ты сам. Ну и жена с детьми, если есть. А седьмой, базовый — совокупность твоих положняков, создающий именно тот мир, в котором ты живешь. Его могут составлять религия, менталитет, язык и весь остальной адат и шариат, вплоть до привычки соблюдать договора и не парковаться поперек улицы.

Collapse )