Chipollino (gorky_look) wrote,
Chipollino
gorky_look

Сколько нужно молдован, чтобы

Тут один из комментаторов спровоцировал меня пересмотреть видео молдавских свадеб. Вот зар-р-раза...

Вообще, чтобы полноценно отловиться на молдавской свадьбе, надо за год до нее приезжать, шоб понять ход событий. Там такая сложность заручин, этих всех деревенских интриг, череззаборных хитросплетений отношений и дипломатической деятельности у магазина, шо все макиавелли с черчиллями курят бамбук.

Несколько десятков взрослых мужиков и сотня бабусь собирает еженедельные конференции, саммиты и консультации по всему поселку, от самого священного каса маре семьи невесты до скамейки на автобусной остановке. Отчеты о текущей международной обстановке и позициях договаривающихся сторон разносятся гонцами на велосипедах по всему селу и аж до Унген.

При этом невеста, прикидываясь непричастной, бродит по периферии событий, шо та курочка, и старательно делает вид, что ей все происходящее не интересно. Гребет на грядке лапой, дзьобает зернятка и хитро косит карим оком на своего сердечного гугуцэ, который нервно мнет на себе потную белую рубашку, дожидаясь выхода высоких переговорщиков из заветного каса маре.

Высокие и пузатые договаривающиеся стороны ближе к вечеру выходят из каса маре, пошатываясь от вина, и подводят итоги саммита в стиле: «Эй, стиральную машину я дам, а козу – не могу отдать, к ней мои внуки привыкли, они на ней в школу ездят».

Потом высокие пузатые стороны обнимаются, поют на прощание хором, пытаются танцевать, опираясь друг на друга и на забор, клянутся во взаимной любви и уважении, и договариваются продолжить переговоры через неделю.

Истомившийся по невесте гугуцэ понимает, шо дело не продвинулось ни на шаг, просто папа еще раз вместе с дядей Раду выпил винца, злобно плюет в уличную пыль и идет заводить свою шестивольтовую «Яву». Шобы везти свою Иляну-Косынзяну в соседнее село на дискотеку. Косынзяна садится сзади на мотоцикл, крепко обнимает своего Фэт Фрумоса за талию и они уносятся на «Яве» в те края, где можно целоваться взасос без вездесущих папарацци в виде бабушки Беаты.

Рано или поздно все договариваются и наступает кульминация действия. Начинают шастать деловитые бабуси с дымящимися кастрюлями, во дворе серьезные и собранные, шо гробовщики, тесли сколачивают помост, а мужики стараются не смотреть прямо друг другу в глаза, чтобы не спровоцировать веселье раньше времени.

Короче, все сели, помолчали для приличия - ну и понеслось. Начинается свадьба неба и земли, где рвут баяны, просто потому что вырывают их друг у друга из рук. Потому шо все молдоване – прирожденные виртуозы, не дашь баян – исполнят на заборе. Там главное обращение к музыкантам не «сыграй вот это», а «дай сюда, я сам сыграю». И танцы, которые надо уметь танцевать исключительно вместе, коллективно. Это тебе не вприсядку выкаблучиваться. Пятилетняя девочка снисходительно показывает тебе движения, которые она знает с самого рождения, а ты стараешься их запомнить.

Но получается быстро, потому что ты почти свой, ты буковинский, ноги и руки шото в отдельных местах помнят, и «Р-р-р.. Ха!» Понеслись!

И когда ты врубаешься как это делается и перестаешь наступать на ноги соседям, и летишь вместе со всеми по бесконечному кругу, положив руки на плечи товарищей, то понимаешь, блять – зачем этот мир вообще нужен, и почему он устроен именно так, а не иначе.

Эх, короче. Кто не пробовал - тот сам виноват.

***
На третий день ты приходишь в себя от того, что тебе льют на голову вино, а в рот воду. И кто-то кричит: «Наоборот лейте, что вы делаете, эй, эй?» А важная невеста, но уже жена, покрытая хусткой (а не шо попало), выступает по двору и покрикивает, шобы на копаном гости машины не ставили.

Потом у тебя два часа до поезда, и высокие пузатые стороны начинают решать – кто тебя лично повезет на вокзал. Естественно, будучи уже в курсе этой молдаванской реалполитик, ты начинаешь нервничать. Тем более шо непонятно – кто пил с утра воду, а кто вино. С виду все кагбы трезвые, но ненадежно. В итоге тебя везут конвоем в двенадцать машин. Слева от кавалькады на «шестивольтовке» едет важная невеста, то есть уже законная жена – в очипке под шлемом, сзади за ней сидит и цепляется вялый с похмелья гугуцэ – жизнь поменяла их местами. А справа кто-то из детей верхом на козе пытается догнать кортеж по полю.

Тебя грузят в вагон, пихают под твою лежанку и еще на третью полку бесчисленные банки и бутылки с недопитым, требуют от проводника честное слово «довезти этого уважаемого человека до самого Киева» и берут с тебя обещание приехать еще.

И ты хочешь приехать еще прямо сейчас, сию самую секунду, не сходя с этого места. Вот прямо щас взять, и немедленно приехать еще.

***
Сложнейшее устройство всех этих молдавских брачных традиций может смешить только дурака, потому что итогом всего этого движения становятся крепкий дом, тесная семья, где трое детей орут во дворе, объезжая козу, под руководством четвертого и пятой, шестой служит в армии, а седьмой получает диплом юриста или врача.

Да-да, это именно те самые тупые малдаваны, про которых еще в СССР москвичи придумывали анекдоты – сколько надо малдаван, чтобы вкрутить одну лампочку?

***
Россия, как известно, всегда живет в кольце врагов. Вокруг нее живут какие-то непонятые малдаваны, хахлы, чурки, лабусы и прочие пидарасы. Завелись, понимаешь, не пойми откуда.

Сама Россия проста и понятна, как единица в тетрадке. Ее национальный костюм – рубашка и штаны. «Темный низ светлый верх» - без выебонов. На Пасху и корпоратив еще полагается нашейный галстук на резинке. Ко всем она обращается одинаково: «Таварищ, курить есть чо?» Одной ногой она обута в Достоевского, второй – в ржавую атомную подводную лодку. Она ходит, човгая ногами в этих лаптях, и оставляя за собой глубокие борозды на любой земле, пока не устанет ходить по окрестностям. Потом Россия садится под дерево, допивает четверть, занюхивает рукавом и начинает петь национальные частушки: «Как я мать свою ебал, канаре-е-ечка!» Кому не нравится – пусть не слушает. его проблемы

Потом Россия засыпает пьяным и тревожным сном на радость всем окружающим. Которые тоже пытаются отдохнуть в это редкое тихое время, пока алкоголическая сволочь с гармошкой не громит подъезд и не бьет жену. Создавая проблемы окружающим, Россия реально уверена, что синхронизирует мировые циклы относительно себя, но для всеобщего блага. Вот как она плясать в полтретьего ночи захочет - так путь все пляшут, или ты меня не уважаешь? А как заснет - ну ладно, пусть и другие тоже поспят. Россия - широкая душа!

Затем она просыпается от сушняка, разевает пасть в путанке волосни нечистой бороды и хрипит: «Где это я?.. Кто это я? Кто это тут?.. Эй ты, грязный малдаван, кваску-ка мне принеси! Вот ты тупой малдаван, не знаешь где квас прадаецца...»

Сколько надо малдаван, чтобы заебошить одного кацапа, кстати?

***
Гадючье кацапское семя было рассеяно в Симферополе, Севастополе, Тирасполе, Донецке, Луганске, Кенигсберге, в Казахстане, в Сибири, мощная тараканья кладка кацапских яиц в Нарве – по всем землям, где кацап проходил. Потомство рязанских и скобских деревенских дур, закончивших профтехучилище и привезенных в эшелонах вслед за своими гарнизонными мужьями-лейтенантами работать хамлом на любой должности – от школьной училки, до врачихи в поликлинике – уже выросло и требует свое. «Мы местные! Нахуй атсюда грязных малдаванов! Это наша страна!»

Выгоняйте их нахуй, молдаване. Сразу. Будут брыкаться – бейте в ебло.

Не имея собственной национальной идентичности и презирая чужую, они требуют пересмотра границ на том основании, что они в этом месте когда-то нагадили, а значит пометили участок и застолбили его за собой. С чувством превосходства сельди над дельфинами – нам похуй шо вы там интеллектуально свистите, млекопитающие, у нас зато косяк по массе больше.

***
Я не знаю точно, сколько надо грязных малдаван, чтобы закрутить одну лампочку, но я помню из детства - одной мамы-молдованки достаточно, чтобы ежедневно в тазике во дворе мыть четверых собственных детей, плюс еще одного-двоих из чужих малюков, которые нечаянно проходили мимо и попались под руку.

И я не знаю народа чище и опрятней молдавского, где хозяйка, если не может оттереть пятно со стола, берет в руки нож, чтобы срезать его с поверхности. Она лучше мебель испортит, но грязи в ее доме не будет.

А сколько надо молдован, чтобы научить одного кацапа стирать носки хотя бы перед поездкой в плацкартном вагоне?

***
Молдавия, девочка моя кареглазая. Ох, я бы с тобой закрутил, красавица... но можем только в щечку целоваться, потому что если что-то больше – то жениться придется. )

Кацапов из твоего Приднестровья надо выгонять обратно в исконную срань-рязань. Свою ржавую индустрию они могут с собой забрать. Как они из Луганска заводы воровали, не гнушались – пусть и это говно за собой забирают и пол напоследок после себя вымоют. Коренные, блять, рязанские жители Молдавии во втором поколении.

Мы тебе новую индустрию построим, фрумоаса милая. Забудь их как страшный сон. По эту сторону Волги ни одного кацапа быть не должно, а по ту сторону – пусть с ними китайцы разбираются, это уже не наше дело.

***
Да, я только что на калькуляторе посчитал – чтобы выгнать одного кацапа нужен ровно один молдованин и один патрон.

Tags: Географея, Людоведение, Народознавство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1347 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →