Chipollino (gorky_look) wrote,
Chipollino
gorky_look

Воссияне, россияйте! або Доля свободы.

Высокий и пронзительный пафос песни со словами «офицеры, воссияне, пусть свобода россияет!» (ну или как-то так, я плохо знаком с творчеством Газманова), каждый раз пробивал меня навылет.

Кто же это гнобил вас все время, россияне? В Российской Империи великоросы были имперским народом, в Содепии — основным несущим элементом державной конструкции, а после распада СССР и говорить нечего. Тем более офицеры, которые при всех трех формациях приживались неплохо — ну уж точно не хуже шахтера. И вот они страдают — когда же им воссияет свобода?

Ну это если бы Стинг спел «англичане, англичане, ну когда мы выпьем чаю!» - и весь зал при этом заплакал.

Тут не на что жаловаться. Вся свобода, которую можно получить, всегда была у россиян в руках. Вопрос — на что они ее тратили?

Во Франции ради Liberté, Égalité,Fraternité королям рубили головы. В Англии парламент неумолимо сдавливал полномочия Их Величеств. В России целовали сраку Батюшке-Государю, а по вечерам, выпив водки, тоскливо выли на луну «ой, где ж ты воля вольная». Самые вольные пели "дайте мне коня вороного". Не продай - а дай.

Причем песня была не местная, степная, ордынская. И тут понимаешь — россияне завидовали монголам. У них дисциплина внутри подразделения не отменяла воли на кочевье.

Господа гусары тосковали по воле, стреляли по шампанским бутылкам и прохожим, ставили в «очко» на жизнь и по пьяни стрелялись... но сватались к дочке полковника, потому что дура страшная, мерде, мон шер, но каково приданое!

Корни этого парадокса описал местный российский юродивый А.Лазаревич в своем некромиконе «Советия». То шо дядя ебнутый понятно уже по солюшну, где он предлагает в качестве национального костюма вести космический скафандр.

Однако, константу свобод он описал — хотя и не придумал — довольно точно. Свобода, это некое количество килограммов, которое увеличивается в абсолютном измерении только тяжким коллективным усилием, но делится внутри коллектива запросто индивидуумами. Другими словами, автомобиль можно изобрести для всех, а угнать только для себя.

Свободу надо совместно расширять, а потом делить на всех. Это как бы криптовалюта — типа деньги, но не совсем. Иногда еще называется «власть», иногда «возможности». Но отличие в том, что она возрастает скачками. Например, царя Креза от рака не спасают никакие деньги, и он умирает как любой крестьянин. Но тут кто-то придумывает средство от рака. Понятно, что Крез припадает к нему первым. Но дальше, так или иначе, его получают все. А потом появляется новый рубеж свободы.

Это простой пример расширения свобод с помощью технологий. Как говорил тот же безумный Лазаревич, если бы можно было воскрешать нажатием кнопки, то убийство перестало бы быть преступлением. «Милая, а давай сегодня убъем друг друга во время оргазма? - Боже, какой ты заботливый!»

Но свободы не только технологиями расширяются и расшариваются, бывает социально или политически. Например, безвиз или контрацепция. Или лоукост - очень даже. Или языковые курсы, или йога. Или тир.

Так вот. Россияны всегда волокли свои свободы к стопам фараона, как муравьи хвою в муравейник. Если своих свобод не хватало — отнимали чужие. Польские, финские, украинские. Не оставляя даже себе ни кусочка. И все ради того, чтобы поцелуй в жопу полковника или Царю-Батюшки получился громче.

В обмен общество дополнительных свобод не получало, только перераспределение собственных и наворованных внутри себя, по сложным алгоритмам целования в жопу. И потом спрашивают — откуда взялась нация рабов, столь завистливая к чужим свободам? Попрекающая гейпарадами, свободными выборами, евреями, велосипедистами, полосами общественного транспорта.

И майданами. Особенно Майданами. Там же делят свободу не целуя полковника в жопу!

Я согласен с Антуаном де Риваролем касательно сознательного отказа от личных свобод во имя общей. И с тяжестью щита вместо тяжести ярма. И бессонницей матери ради сна ребенка. И усталостью отца ради отдыха матери. В этом есть смысл — таким путем ты наращиваешь общую массу свобод. От которых ты получишь свою малую долю.

Но где же блять в России общая свобода? И что там из этой свободы осталось делить?

Если она где-то есть, то нахуя тогда офицеры воют на луну «пусть свобода воссияет!» Да она уже сияет, сияет — берите, сколько унесете! Шо, нема? Ах ти ж яка сумна новина...

А тайну открыл все тот же Газманов, допев «заставляя в унисон стучать сердца» - и это уже чистая допись к протоколу рабовладения. Потомушо шо при свободе сердца в унисон не стучат. Иначе, в итоге все одностайно голосуют за фараона, а потом продолжают выть на кухнях «вольное поле», «дайте мне коня», и, нажравшись водки, бить безропотную жену — отнимая ее долю свободы.

Потому что больше получить ее господам офицерам-воссиянам в Мордоре не с кого.




Tags: Историка, Людоведение, Народознавство
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →