March 20th, 2021

Тизерок

— Иди на хуй. — мрачно сказал Мак, глядя на сиреневый венчик газа. — Вообще иди на хуй, блядь.

Лиля оторопело постояла в проеме двери, потом всхлипнула, выскочила из кухни и со злостью приложила хлипкой дверью о косяк.

«Белое» в крови Мака наложилось на «черное», быстрое на медленное, и он уже не совсем понимал — какая химия, и в какую сторону его тащит. Иногда, в тот момент, когда волны быстрого и медленного кайфа перехлестывались, по вершине волны била молния, и становилось вообще паршиво.

Филенчатая дверь кухни со стеклянной вставкой открылась, и зашел Паша, в одних трусах с надписью «Bno Banani» по верхней резинке. Снизу, возле правого паха, трусы были окрашены кровью после укола.

— Мак, ну в чем дело? Лилька плачет, говорит, что ты ей нагрубил. Слушай, Мак… дай сигарету. Не хочу пачку портить. У меня все пальцы в смазке от риткиной жопы. — Паша поймал губами сигарету, поданную Маком, дождался огня и затянулся.

— Зачем же сразу ее «нахуй», братишка?

— Это с каких пор для нее слово «хуй» грубость? — перебил Мак, плавно поднимаясь с ленивой черной волны на злую белую. — Я, может быть, предложил ей трах до потолка. Пригласил ее вежливо, так сказать. А она убежала. И еще тебе жалуется?

Паша вздохнул, подтянул под себя табуретку и сел напротив Мака.

— Мак, ну что не так?… О, еба, да я поэт! — Паша натянуто улыбнулся. — В рифму разговариваю. Я тебе еще утром предлагал свалить. Ты же остался, да? Тебя о чем просили? Только бабло передать и в подъезде обозначиться. И все, твой выход закончен. Какого хуя ты тогда остался? Это раз. Два — мог бы погулять до вечера в зоопарке или в макдональдсе посидеть. Ты же сам согласился с нами к девкам ехать. Зачем? Чтобы нагрубить им? Ты знаешь, мы их в три часа разбудили, а у них работа не с десяти до восемнадцати, сам понимаешь…

У Мака медленная, равнодушная волна черного погасила быструю и злую белую.

-… на балконе плачет. — продолжал Паша. — Довел ты ее. Слушай, Мак. Она тебе не блядь. Она проститутка, и если она дает тебе бесплатно, так это не ей в минус, а тебе в плюс. Ты или не ходи сюда вообще, или относись к ней нормально.

— Я понял Паш. Сходи на балкон, если тебе не трудно. Скажи Лильке что я не прав. Пусть не обижается.

— О, нормально. — Паша явно обрадовался. — Только мы комнату заняли под Ритку, вы тут управитесь без боя посуды и разгрома кухни?

Мак согласно качнул головой. Паша встал с табуретки, дружески сжал плечо Мака.

— Сейчас скажу ей. Хватит напрягаться и других напрягать. Ладно? Слышишь, а джинсы свои ты нахуя за окно вывесил?

— Так надо. — равнодушно сказал Мак, — По фен-шую. Синее на север.

— Ты это… — Паша замялся, — Не перебирай. Колеса под пиво уже точно лишними были.