June 17th, 2019

Есть ли на Марсе, або Почем віночок?

Обсуждение панели по реинтеграции Донбасса свелось к вопросу - есть ли на Марсе жизнь?

Академики чертили графики.



Чортики писали репортики.



И только мы, с Таней "Адамс" Худяковой сидели и молчали. У нас ботинки были в марсианской пыли, а руки изъедены кислотой этих тварей. Мы только что вернулись оттуда. Лично я сдал дежурство в три ночи, потом Массажист меня довез до точки разборки на потяг, и я оказался в другом мире, где горячая вода пиздячит прямо из стенки, а белые тапки меняют раз в день.



Мы с Таней знали - на Марсе есть жизнь, но она вам не понравится.



Таня была типа Рипли, а я типа андроид Бишоп. Она отходила, отстреливаясь и огрызаясь аръергардом, а я вломился на остатках злобы на ржавом "Сулако", и от меня осталась одна голова и половина руки.



Доклад лейтенанта Рипли. Эта тварь сожрала весь мой экипаж за сутки. Ответ комиссии в галстуках - да успокойтесь, вы уволены. Таких зверей не существует. Слава Украине, идите нахуй. Идите работать погрузчиками на депо.



Ебана врот, когда вы уже это поймете. Та жизнь - это ваша смерть. Вы не выживете в этой кислоте.



Если кто-то хочет договориться с лицехватом - то надо не по радио говорить месседжи, а лично заглянуть в бздючий кокон "рузского мыра".



Спасибо Таня. Честно. Подошвы наших тяжелых ботинок были оплавлены кислотой. И мы с недоумением смотрели на пляжные шлепанцы пацификаторов "давайте договоримся, недорого".



Они чужих видели только по нашим докладам. Над которыми ржали в своих офисных кубиклах. Это же мы тупые. А они умные, потому что до них упырям далеко добираться, и их айкью измеряется в километрах до фронта.



Вкус приклада. Какой именно? Когда он прилегает к твоему плечу, или когда им пиздят тебя по зубам? Для теоретиков это типа вам кофе с сахаром или похуй? А мы уже получили по зубам, и нам с Таней не похуй это кофе. Мы знаем.



Таня, мужу здравия бажаю. Честь и Покрова, воин. Армия и Сила. Защита и Забота. Безкрайно лютуємо до ворога, безмежно дбаємо до братів. Стоим, не ссым, ебашим.



Все буде Україна.



Спокойно. У нас еще все есть. Бригады стоят по периметру, и хранят даже долбоебов. Они не уйдут. Лягут, но не уйдут.



Я просто не понимаю с каких карт выйдут мириться пацификаторы "дагаваримся где то посиридине" - если лягут в последней и отчаянной ярости бригады периметра.



Вкус приклада, дорогие мои хипсторы - это нихуя не ваниль.



Но это лучше, чем вкус резины дубинок мокшанского полицайштаадта, за то что вы в числе более пяти стали в очередь за киевской перепичкой и нечаянно создали "больше трех не собираться"



Спасибо тем, кто был и понял. И меня доломала девочка, которая спросила после панели: а вас там сильно убивают?


Нет, маленькая. Не сильно. Не так, чтобы совсем. Не бойся.


А она мне говорит - я никого не боюсь, щас папа придет, он за минералкой пошел. Он тоже солдат.


И реально идет папа, двадцать пять паратрупер отдембелился. А вы можете календарь подписать? Да нахуй тот календарь, дай я тебя обниму, братику. И дай номер телефона, пригодится.


Но "нахуй" говорю тихо, потому что дочка смотрит на нас, влюбленная в пять лет в пятнистых бегемотов, которые прикуривают друг от друга и перечисляют локации и позывные. А она на нас ся дивить захоплена, у віночку.


Никаких напополамов не будет. Или мы, или чужие. Напополама тут нет и быть не может. Й на сьом крапка.

.