October 16th, 2018

Полуневидимость, або Глубокая обеспокоенность

- Заебись! - тоскливо сказал Торин Трайнссон. - Вот это ты исполнил. Бильбо, извини, ты что-то употребляешь кроме Южного листа? Нет, я все понимаю, но есть предел понимания, типа квадратный корень из сорока шести. Он как бы есть, но понять его нельзя. Вот что нам дальше делать? Кому звонить?

Под деревом лежал мертвый Гэндальф, раскинув тощие ноги. Бильбо виновато молчал.

- Чем ты его?

Collapse )