September 22nd, 2016

Сутяжное, або Джажмент дей

Душеразрывающая сцена суда над Юрием Деточкиным при просмотре каждый раз разрывает душу по новым линиям напряжения – как квадратные сегменты Ф-1 при разлете складываются в новый вариативный тетрис. То фигурой «зю», то в крестик, то в кубик. Хотя убивают пехоту все так же надежно. Раньше, при коммунизме, кинокартина Рязанова язвила советскую совесть конфликтом между моралью и законом. «Свободу Юрию Деточкину!» - кричал весь кинозал в одном душевном порыве с Анатолием Папановым. «Автомат Юрию Деточкину!» - кричало подсознание советского зрителя.

Сейчас зритель выхватывает катарсис от того, что подсудимый в дефолтном костюме за шесть рублей, пошитом из диагональной комсволочи и оверлоченный суровыми нитками «партизан», нагло обращается к судье: «Я вам помочь хотел».

Судье. Он помочь. Хотел. Бля.
Collapse )