February 5th, 2015

Гуантанамера

По идее, сегодня должна быть «парт три» лекции о ментальном форматировании на примере России, но когда я начал в своем ноучном батискафе «Садко» погружаться в эти пучины говна, так аж закручинился.

Жалко их, чертей. Дурные, злые и жадные дети.

Примерно такие же чувства я испытывал, когда моя бывшая (но тогда еще будущая) жена притащила домой котейку с помойки. Прямо в квартиру после ремонта. Воно, блять, скавчить, мурчить, трясется, на нем на два пальца коросты и из-под хвоста лезут острицы.

Collapse )

Гуманитарка (парт оне)

Тут задали толковый вопрос про гуманитарные технологии, на которые мы часто ссылаемся. Как это так: гуманитарные, но технологии? Хорошо, что вопрос не про кацапов, потому что меня от них вже нудыть. Блять, закончится война – клянусь, слова про них больше не напишу, так уже заебали эти кацапы. Буду писать хорошие детские сказки. Я всегда хотел писать детские сказки, а не исследовать какое-то говно.

Ну, то таке, эмоции.

Чтобы не начинать очередную войну технарей и гуманитариев, давайте сразу определимся с терминами. Весь мир делится на две части – на человеков, и разнообразную вселенную, которая вокруг человеков крутится. Гуманитарные науки исследуют самих человеков, а естественные – вселенную вокруг них. Точные науки вообще ничего не исследуют, кроме самих себя. Тобто они обслуживают остальные науки – гуманитарные и естественные, типа калькулятора на телефоне.

Штука полезная, но телефон не для того покупают.

Collapse )