Chipollino (gorky_look) wrote,
Chipollino
gorky_look

Суд за пятак, або Нелюбимые

Может, правда, а может брешут, но подейкують, шо Джугашвили в 30-е годы как-то посетил Пулковскую метеостанцию. Где советские ученые, вооруженные марксистским знанием, пытались предсказывать погоду для трудового народа.

Вождь походил по станции, посмотрел на всякие барометры-термометры, заглянул в подзорную трубу и отведал завтрак в местном буфете. А затем поинтересовался у метеорологов — как успехи и не надо ли чем помочь?

- Что вы, что вы, товарищ Сталин! - замахали руками предсказатели (оно и правильно, хуй его знает, чем и как будут «помогать») - Все прекрасно, успехи отличные. За последнюю пятилетку мы повысили точность наших предсказаний с тридцати до тридцати пяти процентов!

Вождь попыхтел трубкой, и предложил ученым не тратить время пятилетками, а предсказывать первое, что придет в голову, тем самым за один день повысив точность прогноза до пятидесяти процентов.

Товарищ Сталин был не только кирзовым упырем, но еще и лучшим другом советских юмористов.

***
Джокером в колоде чиновных ответов на вопросы бытия («Почему жизнь говно?») является универсальный ответ: какой народ — такая и милиция (армия/суды/футбол/погода, этц). Здесь трудно спорить, потому что так оно и есть. Чиновный персонал не вылазит к нам из адских порталов, а порождается народом. А народ критиковать у нас не принято — только с сочувствием и пониманием. Даже если он спит пьяный под забором, положив под голову свежеспиженный с завода коленвал. Ибо народ сакрален, свят и безупречен.

А главное — второго народа нет, поэтому какой есть — с таким и ебитесь. Или давайте другой народ, говорит чиновник, вот тогда увидите мой результат. Все понимают, что второй народ на дороге не валяется, взыхают, и говорят чиновнику — ну ты это… старайся… Уж потерпи немного...

Короче, бороться с народом очень трудно. К лучшей жизни его приходится буквально тащить за народное достояние. И для этого требуется спецназ — лучшие из лучших. Но тут-то и кроется кадровое западло

***
Как доказали ЛГБТ-ученые, процент граждан-«пи», або лиц с альтернативной сексуальной ориентацией, в любой популяции - от байкеров до бабуинов - примерно одинаков. То ли пять, то ли семь процентов. Возможно, альтернативные себе льстят, завышая процент, но мы пересчитывать не будем.

Аналогично постоянным в любой популяции является процент лиц с альтернативной этической ориентацией («пидарасы в плохом смысле»). Чтобы эти пять-семь процентов мудаков из числа народа, спящего под забором на спизженом коленвале, не просочились в ряды гардианов общества — судей, прокуроров, полициантов и прочих лиц, указанных в казенных святцах — и существует профессиональный отбор. Который призван обогащать человеческую руду методом отбора по зернышку, и ссыпанием в кадровый отвал недостойных.

Потому что никому не нужен отряд космонавтов с нормальным распределением дефективных: на сто человек половина близоруких, треть алкоголиков и два эпилептика. Точно так же не нужен судейский корпус, в котором этические пидарасы составляют стандартные пять-семь процентов. В чем тогда смысл отбора? С тем же эффектом можно наловить сто хипстеров на Пейзажной аллее или патлатых кентавров из КПИ, и создать из них Верховный Суд. Профессиональные знания им с успехом заменит гугл.

Ну, как минимум, я хочу рассчитывать на то, что количество пидарасов среди судей после отбора будет ощутимо меньше, чем в среднем по больнице. Например, 1%. Честно говоря, весь мой опыт обращения в суды, говорит о том, что я — статистическая флюктуация, патологически невезучий человек, потому что постоянно именно на этот один процент пидарасов и нарываюсь, сколько бы раз в суд не обращался.

(Напомните мне про голосеевскую судью Чередниченко, кстати. Женщину, пухлую от доброчесности. А лучше погуглите, а потом напомните. Я вас повеселю.)

Однако, пообщавшись с коллегами по несчастью, я вывел другую закономерность: этот один процент судейских пидарасов достается почти всем, в сумме составляя более ста процентов от популяции крапивного семени. Но если вести себя правильно, на правильные деньги и через правильного адвоката, то от суммы в 5К долларов к тебе стаями начинают слетаться остальные 99% честных судей, непонятно где таившихся до сих пор.

Вы почувствовали, как банальность переходит в мистику? Нет, ну если верить тому, что процент пидарасов среди судей меньше, а не больше обычного распределения (как должно быть, и в чем нас уверяют фильтрующие органы) — то это мистика.

Иначе придется согласиться с тем, что после тщательного отбора, процент пидарасов среди судей с пяти-семи процентов поднимается практически до ста.

***
Примерно об этом думал я на встрече блогеров с ВККС, слушая вводную и ответы на вопросы пана Козьякова — председателя комиссии. Это человек матерый, битый-тертый, отличный адвокат и преподаватель, способный системно мыслить и воплощать замыслы, один из создателей кадровой машины отбора в Верховный Суд.

Машина, надо сказать, работает. Причем работает бездушно и безжалостно, сократив количество претендентов более чем в десять раз. Тут не придерешься. Срезали племянникова Кивала, выкинули на мороз Волкова (все имена вымышлены, совпадения случайны), отстреляли по наследию Овоща. Работает железяка.

Однако в итоге этого отбора, из ста двадцати выживших, тридцать (то есть четверть контингента) характеризуется общественным мнением как пидарасы. Ну не мистика, а? Чем сильнее тормозишь — тем быстрее едешь! Как тут не перекреститься?

Уважаемый Сергей Юрьевич! Я не судья, а, скорее, потерпевший от них. Но с кадровой работой я знаком. Так вот, происходящее говорит о том, что машина ваша работает заебись, только настройки в ней неправильные. Она гремит, жужжит и прыгает по столу, но вместо фарша на котлеты из дырок рассекателя лезет то зубная паста, то шнурки от кед, то дождевые черви. Вы чо там, вообще, в приемный лоток пихаете?

Из озвученных трех обязательных критериев: профессионализм, доброчестность, профессиональная этика, обязательным является только доброчестность. Остальное — глубоко опционально. С профессионализмом справится несложная эвристическая программа (причем, она будет работать намного точнее и быстрее судьи, исключив любое лицеприятие и попытки давления). А на что похожа профессиональная этика в среде, состоящей из профессиональных этических пидарасов — думаю, пояснять излишне. Тот не мужик, кто не сидел, та не мать, кто не рожала, тот не судья, кто не подсуживал. Вот вам типичные примеры особой, корпоративной этики.

Поэтому репутация, паблик рилейшн, доверие к судье является важнейшим… нет, здесь нужен капслок: ВАЖНЕЙШИМ КРИТЕРИЕМ. Именно доверие позволяет потерпевшей стороне смириться с приговором, даже если была допущена ошибка. Более того, именно репутация позволяет допускать судебные ошибки без обвинения в недоброчестности. Все мы люди, все ошибаемся.

Какое нахуй доверие может быть к судье Чередниченко, после того, как она, держа в одной руке патенты, охранные грамоты Украины, а в другой — договор, ссылающийся на эти патенты, заявляет: «Не вижу между ними связи»? Но она, действительно, профессионал — доказала мне как дважды два, ссылаясь на Русскую Правду, Датский Закон и таблички Хаммурапи, что связи между Патентом Украины №12345 и Договором, заключенным на основании Патента Украины №12345 нет. Ну вот, сами пошарьте рукой между этими договорами, чувствуете связь? Нет? Ну, я же говорила.

И совершенно в рамках профессиональной этики взяла бабло у ответчика. Мне сам ответчик, кстати, сказал — как и сколько. Я даже дергаться тогда не стал. Это мелочь в ее масштабах. Учитывая буйство ее деятельности до Майдана. http://kriminal.tv/articles/artem_pshonka_kupil_sudju_cherednichenko_za_250_000.html

Вы ее уволили по требованию общественности? Хрен там, потому что такими профессионалами не разбрасываются. Разбрасываются требованиями общественности - это альфа и омега нашей судебной системы. Тот самый дефектный код, введенный в вашу сортировочную машину.

***
Уважаемый Сергей Юрьевич.

Вы понимаете, что на фоне такого негативного исторического бэкграунда, население записывает в пидарасы автоматически все крапивное семя, независимо от его заслуг? Суды дискредитированы полностью, и находятся даже не в пике, а на шесть метров под посадочной бетонкой. Отношение к судьям среди населения хуже, чем к евреям в средневековой Испании. Что здесь надо идти на определенные жертвы, даже если народ ошибается. И что малейшее репутационное подозрение ставит крест на вашей реформаторской работе. Никакое количество набранных баллов здесь проблему не решит, нелюбимая система останется нелюбимой.

Что ваш ответ «мы проверили, не подтвердилось» - он вообще не катит. Это как уверение врача, что он все проверил — у вас ничего не болит. Это вам кажется, что болит, а приборы показывают, что вы здоровы и счастливы. А кричите от боли — потому что вы в медицине ничего не понимаете.

Если вам население говорит хором: он пидарас, а вы ему отвечаете: зато профессионал — то вы попутали две вещи. Профессиональный суд обслуживает население, а не экспертную среду. Поэтому после вывода: мнение ГРД учитывается, но иногда на него можно положить болт, я утратил интерес к обсуждению, и остаток времени встречи провел, ковыряясь в соцсетях. Вы не заинтересованы в общественном портрете правосудия. Народ не должен любить суд

Итог вашей работы — 120 безупречных с 25% недоверия.

Все, о дальнейшем можно не говорить. Это крах. Вам надо было только одну клетку на доске захватить — это доверие к судебной системе. Народу похуй на профессионализм, на этику с эстетикой, на психологические тесты, умение из трех домиков зачеркнуть один лишний и пройти с закрытыми глазами по меловой линии. Он хочет верить.

Но вы в это не врубились. И пялите нам все тех же жеваных чередниченок, на этот раз с ментолом, в горошек, и с отложным воротником. А ваша строгая отборочная машина бесстрастно измеряет уровень ментола и количество горошков, полностью игнорируя запросы клиента по существу. Нравится, не нравится, врач сказал не болит — значит не болит. Носи что дали, с отложным воротничком. Машина отбора сказала, что это хорошее.

Не, то шо машина отбора работает — мы уже поняли. Однако без любви ничего не будет.

Здесь как раз пригодится совет товарища Сталина, выданный пулковским звездочетам: ловите первых попавшихся на улице, и процент этических пидарасов среди членов Верховного Суда сразу упадет с 25% до общих 5-7% без всякого длительного и выматывающего отбора. А обыкновенный пятак, подброшенный на «орла» и «решку» минимум удвоит количество справедливых решений.

На этом и закончится ваша попытка создать честный Верховный Суд. Невзирая на то, что потрачены немалые силы и время, желание было искренним, а усердие честным. Слишком далеки вы от народа. И слишком близки к профессии.

***
Необходимость судебной реформы очевидна. Беснуется НАБУ, Генеральная прокуратура бьется головой об стол (но аккуратно, стараясь не поломать очки) — все усилия разбиваются о суд. Точнее, об его отсутствие.

Я понимаю кадровые проблемы, вчера выслушал целую сагу скорби и отчаяния от Генерального прокурора. О недоборе в Печерском суде, по Киеву, по стране. Я понимаю как сложно разгребать эти завалы. Я понимаю, что их придется разгребать в любом случае.

Но их нет смысла разруливать, передвигая мебель по помещению. При этом игнорируя запросы жильца.

***
Когда председатель спросил: «Ну кто же может судить и учить в тридцать три года?!» - я тихо ответил сзади «Иисус». Хорошо, что меня услышал только Паша Казарин.

Потому что профессиональные судьи подъебок такого уровня не понимают. Или, что еще хуже, понимают буквально.

Tags: Законодавство, Нашеведение, Правдология, Реформация
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 145 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestnatali_greg

August 2 2017, 19:42:10 UTC 4 months ago Edited:  August 2 2017, 19:46:07 UTC

  • New comment
Ничего им не трудно, это все специально делалось.
Сначала они, использовав законодательный прокол, отмели всех ученых, которые защитились в научно-исследовательских институтах (а их было больше половины в этой группе соискателей). Причем, хоть в закон до нового года внесли изменения, исправляющие прокол - их не допустили до испытаний, хоть оные еще не начались и были только опубликованы списки допуска (можно было добавочными списками допустить).
Потом были видео, где снимали журналисты, как на экзаменах "нужные" люди и по телефону разговаривали, хоть нельзя, и выходили, и всяко-разно. Потом работы грузились в легковые машины и возились непонятно куда, а сами результаты долго не доводились до общественности - шли торги.
Результаты же последнего этапа исследований (психологических, этических тестов и вот это вот все) вообще засекречены, как и их методология.
"Нарисовали", что хотели, а международные "наблюдатели" подтвердили "прозрачность" процедуры - ведь ходили слухи, что места в ВСУ стоили по миллиону и более зелени, так что иностранцы и подзаработали на признании "правильности" и "соответствия" танцев аборигенов международным представлениям об эстетике, и сами своим вмешательством как-бы оправдывали существование международных правовых организаций, жрущих деньги , но уже западных налогоплательщиков, пусть с нулевым КПД (ВККСУ активно "пилит" гранты международных организаций и не факт, что не делится, если такую лажу в отборе эти организации признают).
Кстати, зарплаты в ВККСУ на уровне судей ВСУ - по 100-200 тысяч без премиальных, хотя столь жесткого отбора они не проходили и ни перед кем свои знания не защищали, и уж точно не в такой жесткой процедуре (она специально усложнена для отметания конкурентов - например, любая неточность в документах приводила к отметанию документов с конкурса "левого" человека вместо разрешения исправить, донести и проч., хотя нужные люди буквально заполняли документы при их подаче вместе с членом комиссии).
Так что реформа ВСУ - это новый листок для старой задницы, только и всего.
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →