Chipollino (gorky_look) wrote,
Chipollino
gorky_look

Коряги и дороги

Хорошо когда на кафедре каникулы. Никакой обязаловки, а если захочется потрещать, то можно заехать в лесной кадетский лагерь, сесть у костра и рассказывать с завыванием страшные истории.

- Девочка, девочка, говорит телефон, гроб на колесиках с телом твоего мужа уже заехал на территорию Ростовской области...

Кадеты пугливо жмутся друг к другу и лупают из темноты круглыми жовто-блакитными глазами. От это житуха! Я так хочу, шобы лето не кончалось, шоб оно за мною мчалось... За мною вслед!

***
Так от. Жыв-був соби ракоцап. Жыв вин, надо сказать, хуйово - по двум причинам. Во-первых, он был дурак. А во-вторых, у него были дороги. Пойдет гулять ракоцап по дороге, свалится в яму, сломает себе членистоножку, и воет горестно из ямы: «Ну за што мне все эта-а-а...» Увязать в голове то, шо ему все это именно за то, шо он дурак, ракоцап не мог. А мы, друзья, ему щас поможем.

Учоный Паршев говорил, что все в России сделано из говна, потому что больше делать не из чего – такая им досталась неуютная территория. Континентальный климат, перепады температур, влага, имеющая неожиданную привычку замерзать и оттаивать при определенной температуре (вот жеж подлая вода!) разрушают все, созданное человеческими руками. То есть, если изменить температуру замерзания воды, гравитационную постоянную и число «пи» - жить в России станет заебись. И похмурые учоные в Сколково уже работают над этими проблемами, потому что другого способа построить нормальные дороги в России нет.

Паршев в целом прав, но реакция кацапов на эту правду, как у больного, который пришел жаловаться на боль в животе. «Да у вас же язва желудка!» - говорит врач. «А-а-а! Вот оно что!» - отвечает больной, и с просветленным лицом уходит домой. Лечиться он не собирается, но ему как-то проще знать, что в животе болит не от пугающей неизвестности, а от язвы желудка. Уже как-то не так страшно умирать.

Расходность дорог обозначает только то, что на них придется тратить не полтора процента в год, а два. Ничего неразрешимого здесь нет. Это знают жители Канады и Аляски. Да, они переплачивают зимой за дороги, но зато экономят на мороженом и кондиционерах. И вообще, люди постоянно решают такие проблемы бытия – иначе они бы никогда не выбрались из теплой Африки, и не построили бы Торонто и Хельсинки.

Обратите внимание, шо кацапы без всякого негодования тратят на шубы, портянки и валенки гораздо больше бразильцев, которым в году достаточно одной майки, одних шорт и пары шлепанцев. И кацапы не сидят в шортах на морозе, завывая при этом: «За што нам такие страдания?» То есть, в этом вопросе кацапы к несправедливости природы приспособились, не жалуясь на кривое число «пи». А с дорогами у них трагическая невыхомба. Вода, подлая, ниже нуля замерзает. Вот если бы не замерзала... Даже вода восстала против Рассеюшки!

***
Понять этот ебанистический парадокс можно, если вспомнить историю кацапского расселения на восток. Острожная система состояла из точек сбора ясака с покоренных народов. Кацапня приходила к самоедам, налагала на них дань, ставила частокол, и сидела внутри него, выходя из острога с пищалями только в случае задержки налоговых поступлений.

Кацапы называют это культуртрегерством («мы вас научили жопу вытирать!»), а дань – символической, но, на самом деле, это ложь. Для нищей и отсталой Московии колониальные воск-перо-рухлядь были значительной частью бюджета. Вы шо, думаете шо они англичанам высокие технологии продавали? Они им продавали пеньку и воск. Поэтому взымали ясак с аборигенов московиты тщательно и аккуратно – хоть и не любят сейчас об этом вспоминать.

Европейцы же занимались эксплорацией. Форт – не острог. Конечно, местным папуасам от этого не легче (негры из бельгийского Конго подтвердили бы), но никто не сидел внутри частокола, и не ждал, пока индейцы сами ништяки в острог принесут. К форту, как опорной точке колонизации, прилагалась мельница в отдалении, лесопилка, прииск, амбар, перевоз, кукурузное поле дядюшки Джо, а потом - железнодорожная станция с водокачкой и так далее. Европейцы, загарбав территорию, использовали пространство и возможности, а не местное население, поэтому были просто обречены развивать инфраструктуру.

Шоб нихто не патякав неноучно, я скажу сразу – папуасов или в рабство брали, заставляя косить хлопок на фазендах, или выгоняли нахуй в резервации. Но облагать аборигенов налогом, а тем более строить на этом экономику - це пыздець. Заявляю как душевно потомственный апач – мы, апачи ясак никогда не платили, йо-хоу!

***
Здесь и лежит разное отношение к Дороге, как к отдельной субкультуре. Да хуй там субкультуре, как к полноценной культуре! Для Запада дорога – это не просто безжизненное пространство между точками бытия. Западный человек живет в дороге, это часть его экосистемы, и никто гадить в системе не будет, а необходимые расходы на поддержание Дороги входят в нижние, базовые этажи пирамиды Маслоу, как еда и одежда. Американцу без дороги хуево и тоскливо. Он в четырнадцать лет угоняет у папы машину, смотрит в ней кино, теряет в ней девственность, меняет двадцать родных городов за жизнь (в Фриско меньше платят, но больше перспективы!), и дорога для него тот же дом, только длинный. Западный человек любит дорогу и живет в ней, а свидетель тому – Святой Трейлер.

Поскольку Дорога – часть дома, она убрана и поддерживается в порядке. Канадская дорога – сорок сантиметров асфальта, лежащего на (ебануться!) бетонке, которая лежит на щебенке, которая лежит... в общем, в конце этого списка, походу – ядро Земли. У канадцев тоже вода замерзает, между прочим, но канадские дороги это не портит.

Для кацапских общинников дорога – тревожный квест и приключение. Они привычно сидят в остроге, настороженно выглядывая между бревен частокола. Дороги острожникам нужны только для того, чтобы переправить ясак в Москов. Вместо инфраструктуры – сеть сбора ясака.
Желающий путешествовать у кацапов настолько подозрителен, что появился феномен «советского паспорта» - во всем мире исторически «пассе-порт» это документ для поездки, часто одноразовый, и только у кацапов это основное удостоверение личности, дающее гражданские права. Подумайте над этим, и поймите, что это пиздец.

Человек Дороги спит в самолете, как в собственной кровати, просто перемещаясь из одного места своей жизни в другое, а кацап всю дорогу тревожно смотрит в иллюминатор, сжимая клеенчатую сумку и разглядывая облака. Потом у него полный фейсбук фотографий крыла самолета. Это же было так... необычно!

***
Резюмирую.

Дорог в России нет, потому что дороги в России местным обитателя не нужны в обычной жизни. Только в случае форсмажора, если к тетке на похороны ехать. Дороги кацапам нужны как голый функционал – возить в одну сторону макаронные изделия, в другую – трубы большого диаметра. Комфорта это не предусматривает, потому что трубам похуй ямы на дороге, а водиле за страдания платят. Остальные люди нехай дома сидят. Куда ездить? Какая разница между Ипатьево и Астафьево, если везде все сделано, согласно Паршеву, из одного и того же говна? Коля-Коля-Никалай, сиди дома, не гуляй.

Поэтому в России есть дороги для макаронных изделий и труб большого диаметра, а для людей дорог нет. И не будет. Раку, по сути, нужна не дорога, а коряга, шоб под ней сидеть и нашорошено водить оттуда глазами на стебельках.

***
Федеральная трасса «Лена» - единственная в мире сухопутная река из говна, которая в любой стране мира считалась бы не путем сообщения, а зоной бедствия. В небо взмыли бы вертолеты, десантники на нейлоновых шнурах спустились из коптеров и оборудовали блокпосты, чтобы задерживать неосторожных путешественников, движущихся в опасном направлении. Группы спасателей светили бы вдоль русла говнотрассы фонариками, выкрикивая через мегафоны: «Если есть кто-то живой, поднимите руки и медленно приближайтесь к нам!» Ученые начали бы брать образцы этой дороги, чтобы не допустить повторения гуманитарной катастрофы, а люди в скафандрах химзащиты заливали бы этот пиздец смесью хлорки и пластификатора.

А кацапы по этой, так сказать дороге (не хочу матюкаться), ездят на похороны тетки, волоча всей семьей автомобиль на себе, при этом ругают покойную тетку, желая ей подохнуть второй раз.

И этого не изменить в острожной стране. Ракоцапа из-под коряги не смогли вытащить ни Столыпин, ни Сталин, хотя методы у них были заебца.

Так вот, в бою коряги и дороги у кацапов победила коряга. Дорог у кацапов не будет никогда, потому что они им не нужны принципиально, только функционально, а зачем лелеять то, что не любишь? Такшо температура замерзания воды здесь ни при чем, дорогие мои шершни. Амен на цьому, и доставайте из костра патычками картоплю, бо вже спеклась.

Tags: Географея, Зоопсехалогия, Катастрофалогия, Политикономия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 956 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →